21:36 

Мне очень стыдно да.

Charles Trubou
Вам угрожает рак!
Николай Васильевич Трубу и Джоан Роулинг представляют...
"Нос".
Господин Том Реддл из рода Реддлов проснулся в своей квартире в нижней части магического Лондона, пошевелил пальцами ноги, по обыкновению высунувшейся из-под одеяла, и кликнул Тобби. Когда старый домовик в заплатанном пальто бывшего небесно-голубого цвета, кряхтя, принес бриться, Том Реддл взглянул в зеркало, собираясь получше примериться к рыжеватой щетине, которая чесалась еще со вчерашнего дня, и обнаружил, что у него нет носа.
В изумлении постучал он пальцем по ровному месту, на котором вчера еще красовался не то, чтобы совершенный, но вполне приличествующий его положению нос, и попытался припомнить, где мог вчера оставить столь важную часть себя, но так и не припомнил. Нос пропал, и Том Реддл, спешно запахнувшись в мантию, полетел в Аврорат.
Надобно рассказать, что же за человек был господин Реддл, в столь ранний час проснувшийся на улице Котлов, дом 6. Покойная маменька оставила ему небольшое именьице где-то в английском захолустье, и домовых эльфов душ двадцать, которые были до того вороваты и хитры, что оброка господин Реддл не увидал ни разу. Однако он имел не крупное, но и не мелкое местечко в Министерстве по ведомству темных искусств, и потому именовал себя иногда "волшебником", когда немного хотел прихвастнуть перед смазливенькой девушкой-сквибом за стойкой лавки магических принадлежностей. Словом, Том Реддл был вполне почтенный господин, к тому же, как он сам полагал, не самой дурной наружности, и теперь, когда на лице его были вместо носа два отверстия для воздуха, он в глубочайшем смятении летел на своей метле к зданию Аврората.
Однако когда он прилетел к аврорату, и спросил, у себя ли Главный Аврор, домовик-привратник лишь покачал головой.
Господин Реддл на минуту задумался, куда бы ему отправиться в таком щекотливом положении. Лететь в Министерство в таком виде, особенно если госпожа Блэк, или, упаси Мерлин, господин Крауч увидят его, было решительно невозможно. Однако ему пришло в голову, что газетное объявление, соответствующим образом оформленное и должным образом сделанное, может оказать заметное содействие его делу. Сев на метлу, он направился в «Ежедневный пророк».

Отдел объявлений газеты “Ежедневный пророк» предстал маленькой комнатушкой с несообразно большим дубовым столом посредине. За столом сидел почтенный седовласый гоблин в мантии столь удивительно засаленной, что самыя фалды ее при движении сталкивались друг с другом с легчайшим поцелуйным звуком, а затем, оттолкнувшись, долго еще качались, как маятник пожилых и нервических настенных часов. Господин Реддл прокашлялся со всей возможной деликатностью, гоблин посмотрел на него поверх очков и изрек:
- Прошу обождать.
Том хотел было присесть на потертый кожаный диванчик, какой обычно стоит в достойных, но не самых богатых общественных заведениях, но он оказался завален кипами свитков с объявлениями самого удивительного содержания. Один сообщал о свежих корнях мандрагоры, продаваемых ежевоскресно на толкучке Хогсмита (спросить Джонаса Свиной Хлястик), другой призывал всех добропорядочных магов сплотиться для борьбы с заразой-лихантропией (встречи по пятницам в таверне "Плезиръ Мерлина"). Рядом же рассыпаны были объявления о сдаче в наем небольшой хаты с привидениями (есть каморка для домашнего эльфа), о продаже драконьих яиц (по описанию и цене более похожих на гусиные) и приглашение о знакомстве от скромного холостяка из министерства Магии, который искал молодую, приятную глазу и владеющую кухонной магией сироту.
Когда же перечень объявлений был прочитан, а кое-какие даже намотаны на ус, Том Реддл прокашлялся снова и спросил голосом более внушительным:
- Милостивый государь, мне необходимо срочно дать объявление…
Гоблин смерил его взглядом усталой, но терпеливой няньки при пяти неугомонных барчатах и скупо произнес:
- Что угодно-с?
- Видите ли, деликатнейшее дело, но не могу не обратиться… У меня пропал нос.
- Что? Говорите яснее.
- Нос. Еще вчера он был на полагающемся месте, а сегодня пропал!
- Изволите так домашнего эльфа звать? Что ж он, подлец, унес что с собой?
- Нет, это нос! Мой собственный нос, доставшийся мне от покойной маменьки!
- Можем дать объявление о пропаже фамильной реликвии, о пропаже носа – не можем, - непреклонно сообщил гоблин.
- Почему же это не можете?
- О носе не можем. Скажут: ложь печатают, провоцируют магический мир. Давеча из-за такого же объявления скандал вышел: дали нам объявление о пропаже черного пуделя, так он и оказался из благородного рода Блэков. Матушка их приходила, зонтиком портрет главного редактора проткнула, а из палочки дыру в потолке прожгла. Высший свет-с, ничего не попишешь. Так что ж, будем о реликвии писать?
- О реликвии, пожалуй, не надо. Какая уж тут реликвия.
Раздосадованный Том Реддл вышел из газеты и направился в сторону Кингс-кросского вокзала, надеясь сесть на ближайший поезд до Хогвартса и обратиться за советом к давнему своему другу – профессору высшей категории Северусу Снейпу, большому охотнику до зелий. Снейп сам обладал таким внушительным носом, что, как думал Том Реддл, должен был бы помочь своему приятелю в поисках.
Магический вокзал кипел своею собственною загадочною жизнью. Торговки магическим скарбом зазывали покупателей: «Мышиные усы, грош за коробок! Подходи, голубок!", "Бузинные ягодки для лучшей инвольтации!", "Коты черные, коты белые, коты дохлые!". У прилавка с котами сидел, развалясь, огромный пес гнусной наружности и жевал кончик пенковой трубки, более похожей на супницу. За колонной рыжий мужик с по-разбойничьи косящим глазом убеждал другого мужика, огромного, как хогвартский котел, и такого же чумазого, купить наиважнеющего гиппогрифа. Гиппогриф стоял рядом, пошевеливал облезлым крылом и с выражением смертельной муки закатывал затянутый пленкой глаз.
Том Реддл продирался через ряды томленых докси, парижского сливочного пива по три шиллинга бутылка (две бутылки за пять) и вязаной сбруи для почтовых сов. Им владело величайшее душевное смятение, какое случалось с ним в последний раз на выпускном экзамене, когда на вопрос о непростительных заклятиях он, от волнения заикаясь, произнес «Куцио» вместо «Круцио» и видел уже занесенное над его табелью как дамоклов меч профессорское перо.
Том подошел уже почти к хогвартсовскому поезду, протиснувшись через визжащую толпу золотушных первоклассников, как вдруг увидел молодого человека с пробивающимся первым неловким пушком на круглом простоватом лице. В одной руке он держал гнутую клетку с белой совой, в другой – свежую газету с рекламой дрезденской фабрики аппарационных солей (М. Левенштейн и О. Луфкин). Том Реддл пригляделся, прищурился и с удивлением узнал свой собственный нос! В этом не было никаких сомнений, как и в том, что же надлежит предпринять далее.

URL
Комментарии
2012-02-01 в 22:58 

Фобс
Он преподносит смерть с восхительной красотой умирающей звезды. Словно Чингисхан,облитый ванильным мороженым.
Уже писал у Тендера, напишу еще разок: автор вы бог. <...много восклицательных знаков препинания...>

2012-02-01 в 23:16 

Charles Trubou
Вам угрожает рак!
Спасибо и спасибо! хотя я плохо старался, надо стараться чаще.

URL
2012-02-02 в 06:55 

TokaOka
Нас двое
Спасибо Тендеру за наводку! Все, что здесь вами писано чистейшей воды брильянт! БравО!
понесла своим птенцам новую игрушку (с)

   

Рулон обоев

главная