Charles Trubou
Вам угрожает рак!
Скрытая гомосексуальность Шерлока Холмса (во всяком случае, у него там что-то не так), в сущности, не такая уж новая и модная тема.

Вот Набоков пишет "Лекции по зарубежной литературе" и называет Шерлоком - кого бы вы думали? - Марселя из прустовской бесконечной тягомотины про поиски и утраченное время. "Марсель — невероятный Шерлок Холмс, в высшей степени счастливый в ловле мимолетных жестов и обрывочных историй, которые он видит и слышит. (Кстати, в новой литературе гомосексуалисты впервые описаны в «Анне Карениной», а именно в девятнадцатой главе второй части, когда Вронский завтракает в полковой столовой. Два офицера изображены кратко, но живо — и это описание не оставляет сомнений в характере их дружбы.)". И неспроста поставил Набоков сразу после сыщика в кепке двух манерных толстовских геев. Все "расследование" Марселя - это применение дедуктивного метода (детальки, запахи, мотивчики, пуговки-платочки) для разоблачения гомосексуальности доброй половины персонажей романного цикла. Чего уж говорить о нашей красавице - Альбертине - ради разоблачения истинных наклонностей которой (кстати, девочка не чужда и садо-мазо) Шерлок-Марсель не жалеет ни себя, ни несчастных читателей романа. Чтобы потом выяснить, что все они, бедняжки-лесбиянки, были complètement marcelleés (totally sherlocked?), готовы были отдаться нашему горе-сыщику.

Все эти комплексы, страдания, и любовь - превыше всего - не к женщинам или мужчинам, а к знакам, наверное, общая черта начала века, его помешанности на безусловности знания и мысли, даже у такого, казалось бы, внерационального писателя, как Пруст, который за вензелями пытался скрыть от читателя простую тайну: его герой не участник драмы, он сыщик-наблюдатель, французский Шерлок Холмс.